Москва Хабаровск

 (452x600, 59Kb)

Путешествие из Москвы в Хабаровск

Несчастными были наши предки, для которых путешествие в несколько десятков километров было целым событием. Собирались они вместе, пекли в дорогу хлеб, пели песни, запрягали лошадей – и в путь.

В наше время всё поменялось: построили автомобильные и железные дороги, появился воздушный транспорт. Что и говорить, теперь для нас не проблема съездить куда-нибудь за несколько десятков километров от родного города, да даже и за несколько тысяч. Некоторые предпочитают проделать этот путь на самолёте — быстро, но, к сожалению, для нашего времени небезопасно. Да и финансы такое путешествие позволяют далеко не каждому. Приходится прибегать к более надёжному и дешёвому, пока ещё доступному для простых смертных транспорту – поезду.

Им мы пользовались уже много раз, и довольно-таки успешно. Выбрали его и сейчас, уезжая не откуда-нибудь, скажем, из Комсомольска, а из Москвы. Для несведущих объясню – путешествие длится семь дней.

Итак, раздаётся оптимистичный гудок поезда, за окном остаются весёлые лица друзей, и мы отправляемся в путь в плацкартном вагоне, памятуя о том, что в прошлый раз было вроде бы ничего.
[more=Читать далее >>]
Началась весёлая жизнь. К середине пути мне начало казаться, что я лежу в больнице, в конце в моё сознание то и дело пробивалась навязчивая мысль о том, что я уже здесь живу.

Спустя два дня к нам подсела очень разговорчивая тётушка, которая первым делом убедила нас в том, что на перронках ничего покупать нельзя. Конечно, ведь при ней пятерых отправили в реанимацию, а один даже скончался! Мы, недавно с аппетитом умявшие вареники, купленные как раз на одной из таких перронок, не спали всю ночь, ждали реакции.

С облегчением вздохнув на следующее утро, мы обнаружили другое малоприятное обстоятельство – к нам подсели китайцы. О, как мы были рады представителям соседней с нами державы! Их было семь, и только один из них говорил по-русски. Как только кто-то из нас отлучался, выстаивая обычную получасовую очередь в ожидании счастливой возможности сходить в туалет, двое из них сразу же занимали свободное место на нашей нижней полке. По утрам (ох и рано же встают, заразы!) азартно играли в карты, да и днём обычно они громко кричали, обсуждая то ли проданный товар, то ли сложности в политике своего государства. На наши намёки НЕ САДИТЬСЯ СЮДА, выраженные при помощи жестов и молний из глаз, они согласно кивали, и через полчаса всё начиналось снова. А как они ели! С чавканьем, свистом, причмокиванием! А какой от них запах! Кажется, я становлюсь нацисткой, м-да.

Они ехали два дня, и две ночи мы не спали. Когда, наконец, мы от них избавились, произошло ещё одно… хм… событие.

Лежу я на своей верхней, не могу уснуть из-за смены часовых поясов. Вдруг слышу крик. Кричат девчонки из соседнего купе. Открываю глаза и приподнимаюсь. Вижу, что возле моих ног стоит мужик довольно-таки бичёвского вида, с раскроенным черепом. Кровь заливает ему лицо и, не для слабонервных, капает на пол. Ё-моё! Я очень быстро принимаю сидячее положение, с явным намерением исчезнуть в окне, которое так удачно открывается именно за моей спиной. Краем глаза замечаю аналогичную реакцию своей соседки. И это только начало!

В вагон вносят человека на носилках, обгоревшего и всего перебинтованного, тоже с раскроенным черепом, и кладут на соседнюю боковушку. Это местная «скорая» так «забавляется». Ну выпили мужики, ну подрались, дал один другому по башке молотком, значит, сгоряча. Второй, конечно же, ответил, причём ножом. А третий вообще не стал церемониться – взял да и поджёг дом с первым и вторым. Упавшая балка проломила череп первому. Второй обгорел, а третий, соответственно, отправился в бега. Ну что сказать? Ничего необычного. Ехали они с нами три часа – до первой крупной станции, на которой была больница. Надо отдать должное медсестре, которая, ни разу не присев, держала капельницу над обгоревшим. И это в бешено мчавшемся поезде! Да не мешало бы отметить и проводницу, которая потом, содрогаясь от ужаса и отвращения, отмывала кровь и мозги с полки и пола.
Эту ночь мы опять не спали…

Лелея заоблачные надежды, я попыталась сомкнуть глаза на следующее утро. За окном светит солнце. Пачка лапши «Доширак» блаженно переваривается в желудке, и часовая очередь в туалет остала

Запись опубликована в рубрике Обо всём. Bookmark the permalink. И комментирование и trackback'и в настоящий момент закрыты.